feminism.pro

движение за права женщин


>>> Главная - ПУТЬ ЛИСИСТРАТЫ - Политический смысл *йского *а


Политический смысл *йского *а

политический смысл *йского *а

Как и любые личные отношения женщин, женская гомо* остается в культуре невидимым явлением. Несмотря на множество табу, мы довольно много знаем о российских геях: в апреле 2010 года на обложке русской версии журнала «Esquire» мы даже могли прочесть, что геи, вместе с балеринами и режиссерами, вступают в «Единую Россию».

О российских * глянцевые журналы не пишут, аккуратно обходя вопрос ориентации одиноких женщин-знаменитостей; в редких случаях попадаются материалы о биографиях западных *, но информация нередко подвергается сильному искажению и подается как экзотика, светский скандал или ретроспектива. У нас до сих пор нет ни одной открыто гомо* женщины, которая не просто стала бы ролевой моделью для большого круга девушек, но и в то же время внятно опознавалась бы старшим поколением как положительный и безопасный пример непривычной ориентации.

В отсутствие открытого доступа к информации формирование идентичности российских * упирается в субкультурную жизнь, которая остается единственной формой социализации. Закрытое, тотально женское сообщество, до сих пор лишенное права голоса в «большой прессе», несомненно, представляет собой значимую политическую силу. Понимание необходимости освобождения женщины от патриархата и (как следствие) консолидация представителей *-сообщества в вольных самоуправляемых союзах, где феминистская рефлексия является нормой, могли бы стать мощнейшим инструментом социальных перемен в масштабах всей страны.

Конечно, с начала 2000-х эксперименты с би*ю стали в студенческой и подростковой среде определенным трендом. Это легко связать с общим размытием гендерной идентичности нового поколения, с формированием культуры эмо, направленной на осознание и рефлексию чувственности, наконец, с появлением множества западных фильмов, сериалов, переводной литературы о *йских отношениях. Однако к этому времени существовал и собственно российский субкультурный бэкграунд, отсылающий к устной традиции 1970–1990-х гг. Именно он и составил основу контента первых *йских открытых ресурсов, главным из которых был Lesbiru.com (так называемый Национальный портал русскоязычных *янок).

Для краткого описания этого бэкграунда стоит немного углубиться в историю.

Советская и постсоветская *йская идентичность складывалась в условиях двойной стигмы уголовного преследования гомоэротических отношений и патриархатного давления на женщину, которая в СССР воспринималась как исключительно благонадежный, но а*альный член общества. Функции жены в этой системе оказывались не более чем временным довеском к основной материнской роли, а тема подруги прочно вытеснялась, ассоциируясь разве что со школьной скамьей.
Единственной средой, где женская [гомо]* была хоть сколь-нибудь легитимной, оставались уголовная среда и (в некоторых случаях) высшая номенклатура — только по той причине, что там вообще были ослаблены «общесоветские» моральные нормы. При этом, по некоторой социальной иронии, именно уголовный мир, с его неписаными «кодексами», был наиболее патриархатным сегментом советского общества. Главным его основанием была жесточайшая мизогиния в сочетании с агрессивным культом матери и полным запретом на феминизацию мужчины.

Под влиянием этих факторов *йское сообщество советского времени было вынуждено воспринять господство агрессивной маскулинности как собственную
норму. Нетрудно догадаться, что ее обратной стороной было снисходительное неприятие феминного поведения, ассоциируемого со слабой социальной позицией. В соответствии с этим «женщина-мать», стоявшая на вершине советской социальной лестницы, причислялась к маскулинному патриархатному идеалу и выполняла активную роль, организуя и распределяя власть в женских сообществах. Феминная женщина рассматривалась как легкая добыча, материал, «имущество», за которое могла идти борьба между маскулинными женщинами, однако ее личность при этом обесценивалась в соответствии с уголовным патриархатным стандартом («любовниц» много, «мать» только одна).

Все большая кристаллизация гендерной дихотомии в *йском социуме нашла свое отражение и в языке: гендерно нейтральное слово «Оно», которым *янка обозначалась в довоенном сленге, постепенно сменилось гендерно специфичными «кобла» («кобел») и «ковырялка». Присутствие в этих определениях оттенка пренебрежения говорит о том, что они пришли не изнутри, а со стороны: их авторами были настоящие «хозяева» уголовного мира — патриархатные мужчины.
Тем более поразительно, что унаследованное от СССР насквозь мизогиничное, полууголовное восприятие женской * почти без изменений перекочевало в современную субкультурную норму.

Основным идеологическим стержнем, на котором в начале 2000-х строилась политика lesbiru. com, и который до сих пор определяет контент большинства *йских русскоязычных сайтов, стала так называемая «классификация *янок».


«Мы предприняли ПЕРВОЕ в русскоязычной мифологии жизнеописание *янок, для чего начали ЦИКЛ СТАТЕЙ, первая из которых <…> посвящена основе основ — классификации»


Авторы проекта выделили два основных подвида гомо женщин — «буч» и «клава», которые, по сути, представляют гротескно крайние воплощения традиционного гендера — гегемонной маскулинности и зависимой феминности. Важно отметить, что статус «клавы», ассоциируемой с неблагополучным социальным полем, в субкультуре сильно занижался по сравнению с так называемой «фем» — женщины материально обеспеченной, но сохраняющей феминное поведение. Такое деление дублирует известную дихотомию «клуши-домохозяйки» и «бизнес-леди».

Рядом есть и третий подвид, «дайк». По всей видимости, этот российский образ заимствован из западной культуры (где dyke — ходовое нейтральное обозначение женщины-*), и может ошибочно восприниматься как андрогинный тип, но прописанный «кодекс поведения» дайка очевидно маскулинен, разве что это более подростковая маскулинность.

По сути, и дайки, и бучи демонстрируются как недостижимый объект желания для «клав», которые не могут проявлять инициативу в отношениях.

«Главное оружие всех клав, фем, фемочек и прочих дамочек — ФЛИРТ. Они применяют его всегда и со всеми, но, поверьте, делают это абсолютно бессознательно.
Пока буч требовательно стучит кулаком по столу, дайк смущается и вымаливает, клава железобетонно флиртует, закатывая окружающих в асфальт улыбками, ужимками, игривыми глазками и нежным голоском».

Подобные теоретические тексты авторов lesbiru.com и руководства по *йской любви, которые и спустя десять лет кочуют с одного ресурса на другой, дополняются квази-фольклором собственного производства, подтверждающим необходимость «правильной *» четко следовать гендерному стереотипу.

Изречения типа «Клава — она и есть Клава. Чего с нее, дуры, взять?» или «Терпи, дайк, бучем будешь» транслируют все те же социальные иерархии общего подчинения маскулинной фигуре, чье место занимает буч.

Потрясающий воображение феномен — двойная стигматизация *йской феминности, в которой гомо* сообщество вдруг присоединяется к гетеро*у: «В постели клавы, как правило, пассивны, поэтому бучи — источник нескончаемых эротических переживаний клавы. Хотя она (клава) может заводить роман и с клавой (при хроническом отсутствии бучей или под влиянием бездарных женских романов), — их связь оказывается бесплодной, поскольку обе слишком пассивны».
Упоминание «нескончаемых переживаний» и «бездарных женских романов» как единственного источника чьей-либо эмоциональной жизни и стигматизация «пассивной» роли настолько типично патриархатны, что не нуждаются в комментариях.

Все это дробит *йское сообщество на надуманные касты, отчуждая женщин друг от друга по привычной схеме гендерной дифференциации. Нужно ли говорить о том, что сама по себе женственность в этих условиях предельно обесценивается, жестко приравниваясь к образам традиционной феминности. Пропаганда маскулинности в «теории» авторов lesbiru.com носит совершенно гетеросексистский характер, смыкаясь с глянцевым стандартом преклонения перед мужчиной:
«Ну и, наконец, самое-самое важное! Помните, что даже если ваша дама 100% клавень, никогда не называйте ее клавой, потому как она, поморщась, согласилась бы быть фем, но в мечтах она всегда будет мнить себя бучом, ну или как минимум дайком».

Точно в соответствии с этой нормой основным типом *йской социализации в современной России оказываются фан-сообщества певиц, актрис, звезд гей-сериалов: «подобные группы ориентированы на вторичность, подражательность, пассивную идентификацию с кумирами, впитывание чужой жизни, эскапизм».

Добавлю, что строго вертикальная, иерархизированная организация этих сообществ самым прямым образом закрепляет роль женского комьюнити как пассивной толпы, не способной на собственные действия. Поэтому при общей идеализации маскулинного поведения российская *йская идентичность оказывается крайне размытой, ограничиваясь побрякушками с радужной символикой, просиживанием денег в клубах, молодежно-брутальным стилем в одежде и… мизогинистскими настроениями.

Постоянной чертой *йских фан-сообществ является и фетишизация отношений, основанных на романтическом поклонении, которые переносятся и в личную жизнь.
Так как ритуал романтического ухаживания гендерно консервативен и происходит из патриархатных шаблонов, он хорошо встраивается в упомянутые «классификации», построенные на угнетении и обесценивании более женственного партнера и пропаганде маскулинного поведения (агрессия, алкоголизм, физическое насилие, отказ говорить о чувствах и др. — в сочетании с финансовым доминированием).

Портал lesbiru.com прекратил свое существование в середине 2000-х, уступив место более идеологически рыхлому ресурсу labrys.ru с довольно случайным контентом. Однако в 2005 г. labrys.ru опубликовал программную анонимную статью «*янки и большая политика», где итог обретенной социальной идентичности был сформулирован неожиданно четко: « Для общественной деятельности нужно, чтобы *янки представляли собой социальную группу . На наш взгляд, такое выделение неправомерно. Какие могут быть особые интересы у *янок?<…> Это общие права человека, и ничего специфического в них нет».

Формулировка удивляет и обескураживает своей пораженческой интонацией. Но еще более неожиданным кажется ее итог:
«Выбирая такую позицию, мы выбираем капитализм. Принимая капитализм, мы отказываемся от отношений власти, вступая с другими только в отношения обмена и сотрудничества. Также мы отказываемся от политики и от политической деятельности, как имеющих целью власть и насилие».

Именно здесь, в этой фразе, содержатся реальные политические последствия *а, насаждаемого в *йской среде, но важные и для всех нас.

Клава, буч и дайк едва ли могут внятно сформулировать общие ценности и цели, так как они отказались от объединяющей женской идентичности в пользу субкультурной (а значит, мизогиничной) нормы. Конечно, они не хотят причислять себя к угнетаемому меньшинству, но de jure им остаются, так как все *янки — женщины. Активное вытеснение этой ситуации — как и вообще темы гендерного неравенства — приводит к полному отказу от политики.

Но не стоит забывать, что отказ вступать в дискуссию снова приводит женщин к традиционной «невидимости» в истории и культуре, которая длилась тысячелетиями. И помня этот опыт, необходимо знать: «невидимая» позиция кажется безопасной до тех пор, пока ее представители не сталкиваются с преследованием, которое автоматически тоже становится невидимым, а значит — не наказуемым. Именно так не наказуема сегодня гомофобия.

В сложившейся ситуации у российских * остался только один выход — максимально полно осознать свое социальное положение как женщин.
Уверена — вместо того, чтобы подражать агрессивной маскулинности и противопоставлять себя несуществующим «клавам», мы сможем окончательно отказаться от традиционных ролей, и сообща формировать свою идентичность, свободную от стереотипов. Даже простое чтение литературы о гендере и женском движении, участие в сетевых обсуждениях феминизма поможет нам объединяться, а не дробить сообщество на «хорошие» и «плохие» идентичности.


ЭТОТ ТЕКСТ Я ХОТЕЛА БЫ ЗАКОНЧИТЬ ОБРАЩЕНИЕМ КО ВСЕМ ЖЕНЩИНАМ-ЛЕСБИ:

Дорогие подруги! Осознание и преодоление внутренней мизогинии позволит нам осознать, что мы не гости, а хозяева в этом обществе, что мы имеем прямое отношение ко всему женскому вопросу. Мы можем решать его сообща с гетеро*и женщинами — так как стигмы, которым мы подвергаемся, не просто едины, но и невероятно сильны.
Ведь до тех пор, пока мы не осознаем, как именно стереотипы управляют нами против нашей воли — мы будем работать не на себя, а на патриархат, угнетая друг друга от его имени, да еще и подписываясь словом «капитализм».

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Феминистки о феминизме:

News image

Домашнее насилие

Ирен Поззи В своей недавней речи Гарриет Харман, Британский Генеральный Поверенный, сказала: Мы ясно дали понять наше обязательство приверженности женском...

News image

Это в мужской природе

Кристина Соммерс. Прошлой весной мой сын провел месяц в Израиле с его старшим классом. Только одно мероприятие разочаровало его. Во время остановки в пуст...

News image

Отцовская кровь

Кати Йанг Вообразите, поднимая семью в течение многих лет, вы вдруг выясняете в один прекрасный день, что ваши дети в действительности не ваши. В...

Новости и инициативы женских организаций

News image

Ночной Марш в Париже

Девушки, женщины, феминистки и *янки, регулярно собирающиеся в Доме Женщин в Париже, призывают всех себе подобных из парижских окрестностей и других регио...

News image

Реализация перемен

Введение в практику стратегий и инициатив, выдвинутых на конференции, будет ключом её долговременного успеха и достижения более широких целей, которым она слу...

News image

Раздвигая границы толерантности: Гендерная педагогика как ме

Человек, его права и свободы провозглашены в Российской Федерации – высшей ценностью [7; c.131]. Эта демократическая установка находит выражение в направленно...

Известные феминистки:

Анна Альчук

News image

Анна Альчук (Анна Александровна Михальчук; родилась 28 мая 1955 в Бошняково около города Лесогорск, Сахалинская область; умерла ...

Елинек Эльфрида – биография

News image

Елинек Эльфрида (р. 1946) — австрийская писательница-феминистка, поэт, автор романов, эссе, драматургических произведений, литер...

Права женщин в регионах:

РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

News image

В 2000 году в Ростове-на-Дону Облкомстатом впервые был издан сборник гендерной статистики Женщины и мужчины Ростовской области ...

БРЯНСКАЯ ОБЛАСТЬ

News image

Сегодня 55% женщин БО занято в сфере производства, в социальных структурах. Женщины работают в органах власти, в банках, возглав...

Реклама*

Женское движение:

Право на безупречную красоту

News image

Женщина. Сколько смысла в этом слове? Сколько красоты и изящества, непередаваемой силы каждого взгляда. Каждая по-своему...

Иранские женщины в борьбе за свои права

News image

Нахид Кешаварзи 34-х лет заявила, что две недели, проведенные в тегеранской тюрьме, не изменили ее намерение активно у...

Француженкам запретили носить паранджу

News image

Во Франции вступил в силу закон, запрещающий носить паранджу в общественных местах. Теперь женщины, которые появятся н...

В городе Щецин за „топлесс“ перед судом!

News image

Дорота Кржыштофек и Анна К. в середине мая загорали возле одноого из местных бассейнов в городе Щецин. Некоторое время...

Публикации:

News image

Азбука прав трудящихся женщин и гендерного равенства

News image

Экономические права женщин. Хрестоматия

News image

От декларации равных прав - к реализации равных возможностей

News image

Второй номер веб-журнала Такая

Авторизация