feminism.pro

движение за права женщин


>>> Главная - ПУТЬ ЛИСИСТРАТЫ - Дискуссия о мужском первородстве


Дискуссия о мужском первородстве

дискуссия о  мужском первородстве

Моя (неоднократно тут уже высказывавшаяся) любовь к интересным мужчинам как к классу, моя безусловная вера в библейский догмат о мужском первородстве и моё издевательское отношение к издержкам феминизма нисколько не отрицают и не умаляют того факта, что при случае, исключительно в интересах справедливости, я готова поддержать и нашу сестру - особенно если она умеет сохранять и защищать своё достоинство. О чём, в сущности, и говорит приводимый ниже перевод стишка из высокочтимой сестры Хуаны Инес де ла Крус, которая как-то уже имела случай воспеть в этом журнале свою печальную любовную песнь, но... на языке родных осин .

Итак, Диатриба против мужчин .

Что ж, над женщиной глумиться
вам вольно - ишь как ретивы!
Если ж мы и впрямь - блудницы,
обвинять себя должны вы.

Мерзких ищете утех
вы же сами (Бог свидетель!).
Женщину ввергая в грех,
плачетесь: Где добродетель?

(Вами-то цветы помяты!)
Отчего ж, как прокуроры,
говорите: Виновата,
мол, сама, коль пала скоро ?

Где же логика, повесы?
Вы безумны, не иначе:
так дитя рисует беса,
и само ж от страха плачет.

Кто из женщин, лицемеры,
угодит вам? - Я не знаю:
коль искать - нужна гетера,
коли брать - нужна святая.

Ах, злодеи, нечестивцы
(право, нет на вас креста!).
Только что сгубив девицу,
морщитесь: Фи, нечиста .

Женщин поносить готовы
вы всегда, что б ни случилось:
тошно вам, коль мы суровы,
тошно, коль окажем милость.

Что же вы гневите Бога,
всех заносчиво ругая:
та плоха, коль недотрога,
коль уступчива - другая.

Вы умны, да больно редко,
рассуждаете престранно:
Если весела - кокетка,
если скромница - жеманна .

Будет вам притворно охать,
коли ваша тут вина.
Вы виновны: ваша похоть
вас самих судить должна.

Кто ж виновен в преступленье,
коль двоих объяла страсть:
та, кто пала, вняв веленьям,
тот ли, кто велел ей пасть?

Вы-то вдвое виноваты,
коли женщина плоха:
да, она грешит за плату,
вы ж - ценители греха.

Дальше слушать не хотите?
Защищаться не смогли бы?
На себя оборотите
жало вашей диатрибы.

*************************************
leonatus


Вот по поводу пресловутого библейского мужского первородства - всегда у меня некоторое недоумение возникает, когда Библию перечитываю.
Пишу не ради спора (тем более в Ваш ДР!), а просто хочу прояснить для себя сию непонятность, и Ваше мнение было бы интересно.
Значит, так. Глава 1, 26:
И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию нашему ...
27. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
28. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею...
Это произошло в шестой день Творения.
А до этого Бог создал всю движимость и недвижимость :)) и почил от трудов своих на седьмой день.
Далее, глава 2.
Вроде бы (если верить предыдущей главе) всё уже создано, и человек в том числе, ан нет - так пишут: 5. ... ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделания земли *(как это не было? А кого же создали в 1-й главе?)*
7. И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни...
Далее он создаёт Эдем, засовывает туда этого человека, потом вроде бы заново создаёт зверей и птиц (они были уже тоже созданы в 1-й главе), ну а дальше, позже птиц, рыб и зверей (!), создаёт наконец виновницу всех бед - Еву:)))). Всё остальное слишком хорошо известно.

Противоречие очевидное и безусловное.
В 1-й главе Бог создаёт - одновременно - двух совершенно равноправных людей, мужчину и женщину, обоих - по своему образу и подобию. Совершенно открытым текстом предписывает им плодиться и размножаться и не обозначает это как грех, более того - как грех исключительно женский (соблазнила невинного мужчину!).
Во 2-й главе - совсем иная история, почти детективная.
Думаю, Библию писали разные люди, в разное время, а потом другие люди, не очень внимательно вчитываясь, сляпали из этих разных по смыслу и стилю записей единую книжку. Отсюда - вся запутанность и противоречивость Библии, которую священники объясняют нашим скудоумием.
Почему акцент сделан на 2-й главе в истории создания человека, а 1-я просто проигнорирована - тоже понятно: патриархат нуждается именно в таком подкреплении своих позиций. Если бы Библия создавалась в период матриархата, первой создали бы Праматерь и воздали бы ей всяческие почести, как это делали в более древних восточных религиях, опирающихся на культы женских божеств.

***************************************
regenta

Извините, только сейчас доползла до Вашего комментария. Он очень интересен, но я Вас сразу разочарую - я ни в коей мере ни являюсь учёным библеистом. Более того: признавая богодухновенность Библии вообще, я охотно верю (да есть и множество подтверждающих это фактов), что она создавалась в разные эпохи, разными людьми, перекраивалась под разные идеологии . Существовали целые научные школы (а особеннно в Германии 19 века), которые и занимались исследованием разного рода несосыстыковок, и я не оспариваю их выводов. Да и вообще ко всякого рода фантастическим сюжетам Библии я отношусь так же, как относился митрополит Филарет (Дроздов), когда ему заявили, что кит не мог проглотить Иону так, чтобы последний оставался в чреве китовом три дня. Так вот митрополит пожал плечами и сказал: Если бы в Библии было написано, что не кит проглотил Иону, а Иона - кита, то я бы и этому поверил . То есть для меня, как и для святителя, суть в том, что Библия правильно ориентирует мозги, даёт правильный взгляд на мироздание, а глотал ли кит Иону на самом деле, этого мы никогда не узнаем. Я, например, верю, что глотал. Это ненаучно? Да и хрен бы с ним!

А посему я не буду отстанавливаться на отмеченных Вами несостыковках в книге Бытие; наверняка учёные мужи уже обратили на это внимание, а учёные богословы опровергли. Дело не в этом. Тут нас с Вами, наверное, волнует извечный и животрепещущий вопрос мужчины и женщины. Вот на нём мы и сосредоточимся.

27-й стих 1-й главы я понимаю так: сотворённый человек (о котором упоминается прежде мужчины и женщины) - это андрогин, единое духовное тело совокупного человека, распадающегося на мужчину и женщину, стобы плодиться и размножаться. И никакого греха в этом, заметьте, нет, в самом по себе процессе размножения: грех (как болезнь) поразил первочеловека только после вкушения плода (то есть принятия в себя, в свой организм, знания о зле=зла). Так что, с одной стороны, Вы, безусловно, правы, и Библия говорит о равноправности (в онтологическом, а не в юридическом смысле) мужчины и женщины. Что, однако, нисколько не отменяет того волнующего и странного таинства сотворения женщины из мужчины, которое описывается в главе 2-й (20-25), которая нисколько не противоречит в этом смысле главе первой, где описывается результат, тогда как здесь - процесс. Я не буду цитировать этих пяти стихов, они для меня - как песня. Я не знаю, метафора ли эта или так было на самом деле, но давайте посмотри на суть. Бог навёл на мужчину сон, взял одно из рёбер его и закрыл то место плотию . И из этого ребра (то есть, в широком смысле - из тела) была создана женщина, которая и была приведена назад к своему донору , чтобы опять стать с ним одной плотью. По-моему, в этом описании метафорически и заключён смысл так называемых любовных мук, которые имеют, исходя из этого, не психологическое , а грубо соматическое происхождение: представьте себе человека, у которого без наркоза изъяли ребро, а потом прикрыли его тряпочкой.... Так что именно в этом смысле любовные муки... не дай Бог - а не потому, что всякие разные желания одолевают. Кости переломаны - вот какая фигня...

**************************************
leonatus

regenta, простите меня, пожалуйста, за задержку с ответом: я страшно занята сейчас, некогда сунуть нос в паутину . А отвечать Вам - дело сложное, творческое, надо для этого найти время. Вот сегодня наконец-то собралась.
Но отвечу не здесь, а в другом Вашем посте Кость от костей .

****************************************



Кость от костей [27 Oct 2004|08:49pm]

regenta

Награда за любовь - любовь, и кара за любовь - любовь, и в этом мире кара за любовь больше, нежели награда, и насколько велика кара любящего в этом мире, настолько же возрастает награда его в мире грядущем .
Трактат Авот де рабби Натан

Говорить о любви вообще-то неохота. Очень уж несчастный и, прямо скажем, никудышный ассоциативный ряд и у этого слова, и у стоящего за ним понятия. Да и в целом-то, по сути, плохо обстоят дела в русском языке с образными ассоциациями, о чём очень здорово в своё время написал уже упоминавшийся в этом журнале Сергей Юров: «У нас, например, слово «охота» прежде всего даст спонтанную ассоциацию «несчастный случай», а уже потом, может быть, затрубят егеря и полетят борзые прозрачной осенней далью».

Ну и какую спонтанную ассоциацию даст теперь, прежде всего, слово «любовь»? — «Займёмся любовью», наверное. В девятнадцатом веке ассоциации были, разумеется, другими: томный взгляд на луну, лютня в руках, плащ Чайльд-Гарольда. Но и это, конечно, было всё не то, совсем не то. И, по сути дела, в той же степени «не то», как и сейчас — несмотря на то, что лютня в руках может восприниматься как знак чего-то утонченного и «культурного», а похабный рисунок на стене общественного туалета — как повод поговорить о том, «как-некультурно-мы-живём-и-выражаемся» (горячий привет, oriol). А потому я начну от Адама. То есть в буквальном смысле от Адама — от библейского рассказа о сотворении женщины из Адама. Потому что именно тут, в этом рассказе, для меня заключено всё — «и закон, и пророки», то есть и предельно общее — космическое и онтологическое, и, в то же время, предельно частное — конкретное, личное и даже, в какой-то степени, интимное.

Ну а предваряя эту цитату, неоднократно пародировавшуюся безбожниками, юмористами и зубоскалами, я сразу хочу предупредить, что не хотела бы вступать в бесплодные дискуссии с феминистками и феминистами: глубокоуважаемым in_martha, leonatus и kolossal я уже имела возможность сообщить свои воззрения на сей предмет: в иерархическом плане, в плане творения, Адам — как совершенный Человек и совершенный Мужчина — безусловно первичен, и Женщина, Ева, является, в этом смысле, существом «второго порядка», хотя из этого, разумеется, не вытекает того, что «баба — не человек». (В частности, ещё и потому, что курица, безусловно, является птицей, потому что её принадлежности к классу пернатых никто не отменял.) Первичность в иерархическом порядке отнюдь не предполагает ущербности в качестве. Понятно же, по-моему. Так сказать, «реальность, данная нам в ощущениях». Ну а если кто её, этой реальности, не ощущает (как в предельно общем смысле, так и в предельно личном), тому я просто-напросто выражаю глубокое соболезнование. Итак, Книга Бытие, глава вторая.

21. И навёл Господь на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из рёбер его, и закрыл то место плотию.
22. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привёл её к человеку.
23. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа.
24. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть.
25. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились.

Вообще-то у меня очень странное, несовременное, кондово-средневековое восприятие библейских текстов: я не вижу в них ни образов, ни аллегорий, ни назидательных иносказаний — словом, ничего такого, что могло бы послужить материалом для проповеди в стиле «почему сие важно в-пятых». Когда я читаю про Голгофу, я как-то совсем не думаю о том, что «Сын Божий взошёл на крест, чтобы спасти погрязшее в грехах человечество». Я даже не понимаю, что это вообще такое — «человечество». Я его не чувствую, не чувствую как организм, потому что не чувствую собственным организмом. А чувствую я совсем другое — хруст костей, боль вывихнутых суставов и разорванных связок, потому что к этому, в сущности, и сводится для меня Голгофа. Так что именно это и является для меня, в принципе-то, христианством — и эта боль на грани вероотступничества, и этот порождаемый ею крик ужаса: «Боже мой, Боже мой, зачем Ты меня оставил?»

Так что примерно так же воспринимаю я и этот вот библейский стих: «…взял одно из рёбер его, и закрыл то место плотию». Читая его, я почему-то неизменно вспоминаю те «приятные» ощущения, которые связаны у меня с переломами пальцев. Так вот: если сломать палец — это уже больно, то сломать-то ребро - это как? А тем более если оно не просто сломано, а выломано —решительным и резким движением, без наркоза, хотя пациент при этом пребывал в крепком сне. Нет, вы только представьте себе проснувшегося Адама, представьте, что вот и вы, как и он, просыпаетесь от дикой боли: больно так, что к боку, там, где ещё недавно было ребро, теперь уже притронуться невозможно... И невозможно больно притронуться, и просто - невозможно, потому что нельзя даже и ощупать края кровоточащей раны, оставшейся внутри, поскольку, как говорилось в нашем культовом фильме, это не открытый, а закрытый перелом . Ну да: и палец в свою кровоточащую язву не просунешь, и обломков своих костей не пощупаешь, потому как место травмы, выломанного ребра, Бог уже предусмотрительно прикрыл аккуратным кусочком трансплантированной кожи, в чёи, конечно, можно было бы усиотреть и своего рода издевательский сарказм, если бы костоломом не был тут сам Творец. Так что вот, в сущности, то самое главное, что я могла бы сказать об онтологии любви — то есть о том, что было в начале и что и по происхождению, и по важности предшествует всем остальным её компонентам — интеллектуальным, психологическим и физиологическим (коль скоро трисоставный человек - это сплав духа, души и тела). В начале было, конечно, Слово, но была тогда и боль переломанных костей и разорванных сухожилий — боль, которая мало чем себя, на посторонний-то вгляд, выражает, потому что место её средоточия «прикрыто плотию».

Ну а если так, то подлинные «любовные муки» и бесконечно онтологичны, и откровенно материальны, без всякой психологии , потому что... о какой психологии вообще может идти речь в отделении травматологии, когда безжалостный садист-хирург непонятно что делает с твоими костями - то ли их вправляет, то ли их доламывает окончательно?.. А потому вся мировая любовнвя лирика говорила, по большей части, совсем не о том, совсем «не в кассу» - и прежде всего потому, что употребляемый её язык был не из той оперы и там, где речь должна была бы идти о чистой онтологии как разделе травматологии, употреблялся, как правило, совершенно неадекватный язык психолого-эротических образов, отчего разного рода высокохудожественная поэтическая муть, повествующая о «томлении», иногда вызывает желание дать ей оценку словами Базарова: «Чепуха, романтизм, гниль, художество», потому что подлинная боль, если внимательно к себе прислушаться, не имеет ничего общего с томлением, потому что она сосредоточена не в сердце и уж тем не в органах, расположенных ниже сердца, а, как ни странно, в костях, в тех же самых рёбрах и потому, если она и требует вмешательства специалиста, то таковым может быть разве что костоправ. Или костолом - судя по обстоятельствам.

И только, пожалуй, одно-единственное (из числа приходящих мне на память) стихотворение радикально «выламывается» из многовековой традиции психолого-эротической поэзии и парадоксальным образом возвращает нас к библейской онтологии - уникальное, на мой взгляд, стихотворение Цветаевой с обалденными (иначе не скажешь!) ритмическими и словообразовательными дефисами внутри слов:

Рас-стояние: вёрсты, мили…
Нас рас-ставили, рас-садили,
Чтобы тихо себя вели,
По двум разным концам земли.

Рас-стояние: вёрсты, дали…
Нас расклеили, распаяли,
В две руки развели, распяв,
И не знали, что это — сплав

Вдохновений и сухожилий…

Вообще-то к поэзии Цветаевой, как я уже имела случай обмолвиться в этом журнале, отношение у меня, что называется, «неоднозначное». Как, впрочем, и ко всему тому, что несёт на себе печать упадочнической, в общем и целом, поэтики Серебряного века, разрушившего классическую сдержанность и выдержанность Золотого века. И тем не менее у Цветаевой, я так считаю, было то ценное, редкостное качество, которое с лихвой перекрывало издержки её экстатической неистовости и горячечной ассоциативности, — качество медиума. Что было, то было: иногда для неё наступали такие моменты, когда она, почти как Иоанн Богослов на Патмосе (сравнение, которое я привожу, разумеется, с неизбежными оговорками), уже ничего не говорила от себя, а была просто, так сказать, писарем, который стенографически точно фиксировал всё, что ему говорили. Кто говорил? - Сердце? Душа? Интуиция? Бог? Не знаю, но могу сказать только одно: в такие моменты её лирика, оставаясь предельно личной и интимной, обретала то качество, о котором с полным правом можно было сказать: Ничего личного . В такие моменты пребывания на своём поэтическом Патмосе она начинала говорить почти как Кассандра, а её стих, при всей его эмоциональности, обретал лаконическую силу, сдержанную мужественность и рационалистическую чеканность - тем более удивительную для сверхэмоциональной и сверхвозбудимой женщины. Как, например, в данном случае.

Правда, если говорить именно об этом стихотворении, то оно, помимо той страшной онтологической правды, о которой я уже говорила и ещё скажу ниже, содержит и своего рода парадоксально-комический аспект: оно посвящено Пастернаку, которого Марина Ивановна знала не лично, а только по стихам, что не помешало ей воспылать к нему неистовой, но почти мистической страстью, каковая, несмотря на её чистую мистичность, имела своей стратегической целью личное знакомство и бурный роман, который, по мнению Цветаевой, должен был непременно увенчаться их общим с Борисом Леонидовичем ребёнком. Ну а пока препятствия (географические и политические) не давали им, мистическим любовникам, воссоединиться, они вели не менее бурную переписку — как собственно эпистолярную, так и стихотворную, переписку, которую можно считать прообразом самого тесного электронного общения двух лже-юзеров. Правда, когда их мимолётная встреча в Париже всё-таки состоялась, вопрос о неистовом романе и уж тем более об общем ребёнке немедленно отпал сам собой: вместо отвязного, не от мира сего и парящего над землёй романтика, каким представлялся Цветаевой Пастернак, её взору предстал филистер, конформист и долбоёб, который, пока она говорила ему про родство их поэтических душ и, вообще, про «слёзы», был к её душевному трепету катастрофически глух и упорно отвечал ей про «колхозы», нахваливая успехи социалистического строительства. И Цветаева в глубине души, наверное, очень пожалела, что, преодолев все преграды, всё-таки встретилась с предметом своего виртуального обожания, поскольку эта встреча не принесла ей ничего, кроме самого оскорбительного разочарования. А посему… лже-юзеры: сто раз отмерьтьте, прежде чем переносить ваши встречи из виртуальных пространств в реальные. Но это так, к слову.

Впрочем, если говорить по сути, то стихотворение это, конечно, гениальное. Гениальное и уникальное. Потому что, если абстрагироваться от реально-виртуальной ситуации «Цветаева—Пастернак», говорит оно именно об этом — о том, о чём повествует приведённый выше библейский рассказ о сотворении женщины из мужчины (или, что в данном контексте одно и то же, — из человека). О том, что конечное единство плоти и костей созданных друг для друга, изъятых друг из друга и друг в друга возвращённых, - это, по сути дела, «…сплав вдохновений и сухожилий». Ну, насчёт «вдохновений» — это понятно, коль скоро речь идёт о поэтах, или, по мысли Цветаевой, об одной и единой поэтической Душе, разорванной (а также расклеенной и распаянной) на две ипостаси — мужскую и женскую. Травматологически-онтологический разрыв (то есть буквально разрыв - разрыв сухожилий ) - вот что это такое, их разлука и разделённость в пространстве, где географическая удалённость усугубляется препятствиями политического характера и безвизовым режимом двух враждебных, на тот момент, государств. Однако и этого мало, потому что такая разлука — пространственная и онтологическая — в какой-то степени, посредством ассоциативной метафоры, воспроизводит как голгофскую трагедию Христа, второго Адама («…в две руки развели, распяв…»), так и лежащую в основании бытия трагедию первого, изначального, Адама той поры, когда уже изъятое из него ребро пока ещё не было возвращено ему обратно, но на сей раз преобразованным — возвращено ему в виде женщины, одной-единственной женщины, именно его женщины, потому что их изначальная и существовавшая ещё до разделения и до взаимотзъятия связь была установлена и закреплена на уровне тканей, суставов, костей, «сухожилий» — закреплена на биологическом, так сказать, уровне - на уровне сосудов и капилляров, клеток и молекул.

«Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа». Так вот: повторяя этот библейский стих о сотворении женщины из мужчины (то есть и, предельно общо, Женщины из Мужчины, и, в прикладном плане: конкретной — одной-единственной — женщины из конкретного — одного-единственного — мужчины), я хочу обратить внимание на два момента. Во-первых, само по себе изъятие «костей и плоти» из мужского естества является, по сути, своего рода рождением (и даже, в буквальном смысле, «из боку чисту», согласно православной формуле, описывающей рождение от Девы) - рождением как своеобразным онтологическим партеногенезом при посредстве Бога как акушера, и в этом смысле мужское и женское начала можно рассматривать не столько в качестве именно мужского и женского , сколько в качестве порождающего и порождаемого, так что первородство мужчины заключается в том, что он по отношению к женщине является её онтологическим отцом , откуда и проистекает то самое закреплённое во всех монотеистических традициях послушание мужу , которое является, по сути, послушанием в большей степени дочерним, чем собственно супружеским. Ну и, во-вторых, ещё один момент: в самой фразе «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа» более всего существенно именно это притяжательное местоимение — мой , которым, в сущности, и исчерпывает смысл самого по себе любовного (или брачно-любовного) союза.

Ну и вот тут, для аналогии, я приведу ещё одно стихотворное сравнение. На сей раз — из поэзии Бродского, к которой, в общем и целом, я отношусь довольно кисло, поскольку, за редким исключением полудюжины написанных до эмиграции стихотворений, она, по большому счёту, характеризуется самовлюблённой заунывностью профессионального интроверта, что, однако, не лишает её того специфически еврейского качества, которое я назвала бы метафорической наблюдательностью: в какой-то степени стихотворения Бродского - это рифмованные (или нерифмованные) мидрашим, и это уже немаловажно, поскольку хорошая раввинистическая литература содержит порой такие перлы, что в этом смысле её можно считать неплохим дополнением к литературе святоотеческой. Итак, воспользовавшись случаем, процитирую по памяти последнее четверостишие одного стихотворения Бродского (по-моему, 60-х годов) — столь же остроумного, сколь и скабрёзного:

Он одевался в комнате своей,
Не глядя на припахивавший потом
Ключ, подходящий к множеству дверей,
Ошеломлённый первым оборотом.

(Речь идёт об обоюдно первом  опыте, разумеется.) Так вот, мне эта метафора понравилась - хорошая (и, я бы даже сказала - талмудическая)метафора: «Ключ, подходящий к множеству дверей». Мне она нравится своей логической и практической амбивалентностью — то есть своей абсолютной правильностью и столь же абсолютной неправильностью. Ну да, так бывает: положения, практически стопроцентно подтверждаемые практикой, оказываются, несмотря на это, и стопроцентно неверными. В самом деле, физиологически (за исключением патологических случаев) любой ключ действительно подходит к любой двери , что парадоксальным образом указывает на прямо противоположное, то есть на то, что на самом-то деле он может подходить только к одной-единственной, равно как и всякая дверь должна открываться при повороте одного-единственного и только для неё подходящего ключа с особым набором свойств и качеств, определяемых тем заранее определённым соответствием костей и плоти , которое определяется разве что взаимной радостью притяжения и взаимной болью разрыва. Да и так-то, в целом: в чём тогда вообще смысл ключей и дверей, если само открывание-закрывание низводится до уровня фикции? Супружеские (и, в широком смысле - любовные)измены столь же нефункциональны, сколь нефункциональны как двери, открывающиеся любыми ключами, так и ключи, открывающие любые двери. Так что если в обыденной жизни человек назовёт вором и взломщиком того, кто проникнет в его квартиру с помощью набора отмычек, то как тогда назвать того, кто посягает не на имущество, а на сам по себе сплав вдохновений и сухожилий ? Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть (1 Кор.,6:16). Кость от костей моих и плоть от плоти моей - вот, в сущности, весь закон и пророки . А так называемая нравственность (равно как и безнравственность ) тут, извините за каламбур, и не ночевала. Я не настолько подлец, чтобы говорить о морали , - в очередной раз повторю фразу Розанова. Какая мораль, господа? Чистая онтология и травматология, как было сказано.

«Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть». Так вот: «прилепится» — это не метафора. Речь идёт от грубой и зримой ретрансплантации предварительно изъятых костей и плоти. Изъятых для того, чтобы стали болеть, нарывать, саднить и кровоточить места сколов, обломов, разывов и чтобы эта боль, не имеющая ничего общего с эмоциями вожделения, стала индикатором и своего рода компасом, который должен вести воссоединяющихся в заданном направлении, в правильном направлении. В направлении боли. «Нас расклеили, распаяли» должно завершиться, логически завершиться обратным по смыслу «нас склеили, нас спаяли»: срастание вывихнутых костей, разорванных сухожилий, происходит, должно происходить на микробиологическом, так сказать, уровне во всех его измерениях — духовном, душевном и телесном, потому что, при наличии отсутствия хотя бы одного из компонентов этого соединительного раствора, вся эта конструкция неизбежно распадётся.

«Должно происходить», — говорю я. Ну да, должно, а вот если в силу объективных и, так сказать, уважительных причин этого не происходит реально? Если, предположим, «нас рас-ставили, рас-садили… по двум разным концам земли»? «Боже мой, Боже мой, зачем ты меня оставил?» — вот, в сущности, и всё, что можно в таком случае самому себе ответить, с упорством сумасшедшего вопрошая и себя, и неизвестно кого: «Почему?» - вопрос, который упрямо задавал Богу Иов, неизвестно отчего лишившийся абсолютно всего. Ну да, если так-то, логически - почему, с какой стати именно Иову-то страдать, праведному и богобоязненному? Господи, почему? - «По кочану», — безмолвно отвечал ему Бог, призванный Иовом к суду в качестве ответчика. Так вот, если перевести тяжбу Иова на язык той безысходной и принципиально неразрешимой онтологической ситуации, когда «нас расклеили, распаяли», изъяв рёбра, разорвав сухожилия, но так и не вернув изъятое туда, куда оно должно вернуться, - то, на первый взгляд… оно, конечно, да: катастрофически несправедливо, потому что разъединенность созданного друг для друга, созданного друг из друга может восприниматься как пощёчина правильности, упорядоченности и разумности самого по себе творения, как своего рода вызов вере. «Боже мой, Боже мой, зачем ты меня оставил?» Одним словом, перелагая тяжбу Иова на язык этой вот ситуации, можно сказать так: «Ты вырвал из меня это ребро, вырвал у меня его без наркоза, а потом, вместо того, чтобы меня уврачевать, издевательски прикрыл кровоточащую рану кусочком кожи. Ты создал эту женщину из моих костей, из моей плоти, из моей души, Ты сделал меня ущербным, но не приложил ни малейших усилий к тому, чтобы этот ущерб мне возместить, вернув в меня то, что было у меня Тобой изъято. Но почему?»

Не знаю. По кочану. Ждите ответа.

И он, этот ответ, разумеется, придёт.

Жизнь-то проходит быстро.

 

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Феминистки о феминизме:

News image

Женщин нам нравится видеть в... парандже

Энн Колтер ЛИХОРАДОЧНАЯ, гневная почта, пролилась от ожесточенных манхэттенских фурий в ответ на колонку Морин Доуд в Нью-Йорк Таймс о скрягах с Гранд...

News image

Кристина Соммерс - Феминизм в цифрах.

150000 девушек умирают от потери аппетита каждый год! На 40% больше женщин подвергаются насилию по воскресениям во время Супер Боула. Женщины зарабатывают 59 ...

News image

Это в мужской природе

Кристина Соммерс. Прошлой весной мой сын провел месяц в Израиле с его старшим классом. Только одно мероприятие разочаровало его. Во время остановки в пуст...

Новости и инициативы женских организаций

News image

Лидия Ермошина попала в номинации * года»

Российская инициативная группа «За феминизм» проводит голосование в рамках подведения итогов премии * года» по трем номинациям: * года», «Сексис...

News image

Penetration

Penetration — британская панк-группа, образовавшаяся в 1976 году в Феррихилле, графство Дарем, Англия, и заимствовавшая название у одной из песен Игги Попа. P...

News image

Ланч, Лидия

Лидия Ланч (англ. Lydia Lunch; 2 июня 1959, Рочестер, Нью-Йорк) — американская певица и перформанс-артистка, прославившаяся прежде всего как пионер авангардно...

Известные феминистки:

Цеткин, Клара

News image

Кла ра Це ткин (нем. Clara Zetkin, урождённая Э йсснер, нем. Eissner; 5 июля 1857, Видерау, Германия — 20 июня 1933, Архангельск...

Елинек Эльфрида – биография

News image

Елинек Эльфрида (р. 1946) — австрийская писательница-феминистка, поэт, автор романов, эссе, драматургических произведений, литер...

Права женщин в регионах:

ЧУВАШСКАЯ РЕСПУБЛИКА

News image

По данным Федеральной государственной службы занятости по Чувашской Республике, самые низко оплачиваемые отрасли промышленности ...

АЛТАЙСКИЙ КРАЙ И АСТРАХАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

News image

Дискриминация по признаку пола обычно проявляется при приеме на работу. Многие объявления в газетах содержат указание на требуем...

Реклама*

Женское движение:

В городе Щецин за „топлесс“ перед судом!

News image

Дорота Кржыштофек и Анна К. в середине мая загорали возле одноого из местных бассейнов в городе Щецин. Некоторое время...

Полцарства за девственность

News image

В Нигерии объявили, что каждой девушке, сохранившей девственность (а рассматриваются кандидатки от 15 до 30 лет), буде...

Даже анархистам нужно немного любви

News image

Лондонская анархистская организация Class War ( Классовая война ) проводит 14 февраля массовое свидание. Группа обв...

* как способ “лечения” *янок

News image

*янки, живущие в Южной Африке, подвергаются исправительному изнасилованию со стороны мужчин , пытающихся таким об...

Публикации:

News image

Азбука прав трудящихся женщин и гендерного равенства

News image

Маховская О. И. Cоблазн эмиграции, или Женщинам, отлетающим в Париж

News image

Женщины России в экстремальных условиях: исторический опыт, проблемы, пути решения

News image

Календарь-2005 Женщины на линии фронта . Серия Женщины Беларуси: история в повседневности

Авторизация