feminism.pro

движение за права женщин


>>> Главная - Деятели феминизма - Кристева, Юлия


Кристева, Юлия

кристева, юлия

Ю лия Кри стева (болг. Юлия Кръстева, с болгарского на русский передача Крыстева; фр. Julia Kristeva; 24 июня 1941, Сливен, Болгария) — французская исследовательница литературы и языка, психоаналитик, писательница, семиотик, философ и оратор.

Биография

Родилась в Сливене, Болгария. С 1960-х гг. живёт во Франции. Жена французского писателя и критика Филиппа Соллерса, одного из лидеров группы Тель Кель. Мать троих детей.

Научная деятельность

Выдающаяся представительница постструктурализма. Ученица Р. Барта, пропагандист и истолкователь идей М. М. Бахтина. В сфере научных интересов Кристевой — семиотика, лингвистика, литературоведение, психоанализ. Основоположник оригинальных теорий «революционного лингвопсихоанализа», интертекстуальности, гено - и фено-текста. Автор таких трудов, как «Семиотика» (1969), «Революция поэтического языка» (1974), «Полилог» (1977) и основополагающей статьи «Разрушение поэтики» (1967). Помимо этого, Юлия Кристева ведет активную общественную деятельность как феминистка и публицист. Является негласным лидером ЛГБТ-движения[1]

Литературная деятельность

Автор нескольких романов. На русский язык в настоящее время переведен только один из них, — и, может быть, лучший — «Смерть в Византии». В этом романе Кристева выступает, с одной стороны, как незаурядный писатель, являясь продолжателем традиций «семиотического» романа, заложенных У. Эко. С другой стороны, она и в художественном творчестве не перестает быть мыслителем. По остроумному замечанию культуролога А. Беспалова, «Кристева могла бы и не писать романы, поскольку ее научные труды больше всего напоминают литературу, а в ее литературе зачастую можно разглядеть черты научного трактата» (Беспалов 2009: 312)[2].

Ю. М. Лотман, анализируя роман Эко «Имя розы», пишет: «Попробуем определить в одном предложении, чем занят Вильгельм Баскервильский в монастыре. Он занят расшифровками. И в прямом смысле — чтением закодированной рукописи,- и в переносном. То, что для других людей — молчащие предметы, для него — знаки, которые многое могут рассказать тому, кто поймет их язык»[3]. Это же ж определение можно приложить и к главной героине романа «Смерть в Византии» — журналистке, расследующей череду непонятных убийств. А. Беспалов указывает, что не случайно главным героем является женщина — это как бы «феминистическая реплика» в сторону романа Эко, зеркальным отражением которого является текст Кристевой (Беспалов 2009: 350). По мере чтения романа перед читателем встает кристевская философская концепция современного мира, квинтэссенция которой выражена в следующей фразе: «Бес и тот сдох, остались только опиум и кокаин, эра масс-медиа — эра наркоманов» (Кристева 2007 :129) Здесь, по мнению А. Беспалова, мы находим качественную постмодернистскую иронию по отношению к знаменитой формуле Ницше «Бог умер»[4]

Если умер не только Бог, но даже и Бес, то современный мир предстает как пустыня, населенная людьми-роботами, «способными только к бесконечному пожиранию и выделению знаков Интертекста» (Беспалов 2009: 351). Такие глубины скрываются, казалось бы, за незатейливым детективным сюжетом романа, издаваемого у нас в сериях «массового детектива».

Психоаналитическая деятельность

Участница семинаров Жака Лакана, после смерти мэтра Юлия Кристева, тем не менее, не вошла ни в одну из Лакановских школ. Является титулярным членом Парижского Психоаналитического Общества (SPP). Возможно, что именно психоанализ можно назвать краеугольным камнем всей жизни и творчества Юлии Кристевой. Принципы анализа текстов, используемые исследовательницей, напрямую восходят к трудам Фрейда и Лакана (не говоря уже о собственных, оригинальных разработках Кристевой). И по сей день она является завсегдатаем круглых столов по психоанализу. Так, недавно газета Нувель Обсерватёр опубликовала материалы дискуссии «Неделя 24 — 31 мая 2010: „Freud : le fond du débat“ Julia Kristeva et Michel Onfray répondent aux questions du Nouvel Observateur». Там, в частности, Ю. Кристева заявила, что психоанализ в XXI веке претерпевает радикальные перемены:

«Вслед за Прустом каждый анализант может сказать „Пациенты чувствуют себя ближе к своей душе… Чувства, будучи постоянным окружением для души, не являются её неподвижной тюрьмой, но скорее напротив, вселяют в неё порыв, позволяющий ей превзойти саму себя“. Психоанализ и предлагает не что иное, как реорганизацию и перманентную динамику психики <…> Медиа-идеологи утверждают, что поскольку жёсткий занял экраны, а слова „аутизм“ и „отрицание реальности“ получили место даже в политических баталиях, то сопротивление общества исчерпано и психоанализу больше делать нечего. Однако эти болтуны от психоанализа даже не понимают, что психическая жизнь не сводится к организмам, который вступают в половой акт; психоанализ слышит за этим возбуждение, боль, удовольствие, которые образуют сложную архитектуру ощущений, слов, мыслей, проекций <…> Говорят, что истерия исчезла. Чушь! Истерическое разделение между психическим возбуждением и его словестным представлением, постоянно обнаруживают себя в настоящем времени, в свободных ассоциациях и в динамике трансфера <…> Попытка демонтажа психоанализа направлена не против воображаемых идеолов, а на переоценку иудео-греко-латинкого наследия, в котором психоанализ находит универсальную антропологическю открытость и интимность человеческого опыта, которому угрожает автоматизация. егодня царит настоящая асимболия, которая свидетельствует, с одной стороны, об упадке, а, с другой, о наступлении сенсуалистского коммунизма, который обещает гедонизм для всех. Эта волна, в которой СМИ находят удовольствие, угрожает цивилизации книг и слов. Дело за психоанализом».

В одном из последних интервью журналу «Magazine litterature» Ю. Кристева поделилась неожиданными исследовательскими планами. Исследовательница решила обратиться к творчеству знаменитой актрисы О. Л. Книппер, проанализировав его в лингвопсихоаналитическом ключе. Кристева видит в этом высокий гуманистический смысл:

«Я уже давно преодолела тот возраст, в котором можно утешаться иллюзиями <…> и полагать, что жизнь вечна и не имеет измерения. Я отчетливо осознаю, что каждая моя книга, даже если успеет быть написанной, может оказаться последней, более того, — она окажется моим последним словом. В качестве такового „слова“ я бы хотела оставить после себя книгу об Ольге Книппер, русской актрисе, чья песнь жизни („chant de vie“) была спета на одном дыхании и поныне продолжает овевать нас своим чистым голосом, голосом сирен. Отзвуки этой песни я нахожу повсюду, во всех явлениях меняющегося мира»

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Феминистки о феминизме:

News image

В лучших интересах детей

Винди МакЕлрой. Новый юридический термин дал ход дебатам в Северной Америки: опровержимая презумпция совместной опеки , что означает, что семейные суды ...

News image

Миф о супружеском насилии

Кристина Соммерс Мы много слышим от феминисток, что американское общество переполнено склонными к насилию ненавидящими женщин мужчинами. Он не был особенны...

News image

Доклад о состоянии здоровье мужчин и мальчиков в мире

Подготовлено Мегги Джонс В большинстве регионов мира состояние здоровья мальчиков отстает от здоровья девочек. Один хорошо известный индикатор состоян...

Новости и инициативы женских организаций

News image

Отношение россиян к положительной квоте для женщин в политик

в нашем сообществе часто пишут о том, какое российское общество отсталое, нефеминистическое, и пр. между тем по вопросу квот для женщин в парламенте и учас...

News image

Музыка и феминизм

Традиции отбирают по вкусу: кобзари разрешили себе быть зрячими, но дать инструмент женщинам - это уж слишком! Мне было десять лет, когда меня отдали в музы...

News image

НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ. НАСИЛЬНИКИ ПОНЕВОЛЕ

Насилие в семье, всякое – физическое, *, эмоциональное,- происходит часто и во многих семьях, но совсем не всегда воспринимается как насилие всеми у...

Известные феминистки:

Айседора Дункан

News image

Великая Айседора Дункан (1877-1927) тоже зачитывалась Ницше. Ответом на философию сверхчеловека была ее статья-манифест «Танец б...

Стайн, Гертруда

News image

Гертруда Стайн (англ. Gertrude Stein, 3 февраля 1874, Аллегейни, Пенсильвания — 27 июля 1946, Нёйи-сюр-Сен, под Парижем) — амери...

Права женщин в регионах:

РЕСПУБЛИКА БУРЯТИЯ И ВОРОНЕЖСКАЯ ОБЛАСТЬ

News image

Нарушается право женщин-инвалидов иметь детей. Был проведен опрос 20 женщин с поражением опорно-двигательного аппарата, которые ...

ЧУВАШСКАЯ РЕСПУБЛИКА

News image

По данным Федеральной государственной службы занятости по Чувашской Республике, самые низко оплачиваемые отрасли промышленности ...

Реклама*

Женское движение:

Президент Афганистана узаконил * в шиитских семьях

News image

Закон, который регламентирует семейные взаимоотношения для шиитского меньшинства Афганистана, вводит дискриминационные...

Анархо-феминистский фестиваль Lovekills в Румынии

News image

Это было первое анархо-феминистское мероприятие, в котором внимание было сосредоточено не на (панк) концертах, а на во...

Сколько стоит право говорить?

News image

История 29-летней активистки-эколога Мариам Сухудян продолжает оставаться в центре внимания армянской общественности. ...

13 суданских женщин подвергнуты порке за “неправильную” одежду

News image

Лондон. 13 июля. ИНТЕРФАКС - Сразу более десятка суданских женщин подверглись наказанию через порку за то, что носили ...

Публикации:

News image

Новое издание: Женщина и выборы (Тбилиси, 2004 г.)

News image

Анонс сборника Гендерная реконструкция политических систем

News image

О книге С.Кайдаш-Лакшиной Судьбы великих русских женщин

News image

Почему Февральская революция началась в Международный женский день?

Авторизация